Новости  |   Задачи  |   Контакты 

Союз промышленников и предпринимателей Ульяновской области. Региональное объединение работодателей
eng ger fr



Февральское заседание круглого стола приурочено к исторической дате. 170 лет назад 2 февраля 1838 года в Симбирске открылось первое клубное объединение — Благородное (Дворянское) собрание.

Участники круглого стола:

Руслан Гайнетдинов, вице-президент Ассоциации коммуникационных агентств Ульяновской области, президент Ульяновской местной общественной организации татарских бизнесменов «Сембер»

Татьяна Громова, научный сотрудник Ульяновского краеведческого музея

Константин Долинин, директор Ульяновского некоммерческого партнерства «Родительское собрание»

Владимир Ефимов, Cекретарь Общественной палаты Ульяновской области

Евгения Кривова, директор некоммерческого партнерства «Ульяновский учебно-методический центр охраны труда»

Александр Курышев, руководитель регионального молодежного объединения «Равный равному»

Екатерина Максимова, директор некоммерческой организации «Региональный информационно-ресурсный фонд»

Елена Омельченко, директор научно-исследовательского центра «Регион»

Александр Рябушко, координатор PR-клуба Ульяновской области

Татьяна Сергеева, председатель совета при губернаторе Ульяновской области по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека

Дмитрий Подымало, исполнительный директор Ульяновского объединения работодателей «Союз промышленников и предпринимателей Ульяновской области»

Анна Туманова, член Ротари Клуб Ульяновск

Татьяна Громова: — В Дворянское собрание могли входить не более 150 человек. Согласно уставу самые крупные членские взносы полагались с его почетных членов. Первоначально целями собрания было устройство вечеров и балов, но со временем средства стали тратить на благотворительность (в частности, на помощь семьям воинов, малообеспеченным студентам и учащимся гимназий). Впоследствии благотворительностью занималось и Купеческое собрание. Уставы клубов и обществ сначала рассматривались в МВД России, а затем заверялись губернатором. В начале XX века появился педагогический кружок, объединивший всех, кто хотел помогать детям из малообеспеченных семей и беспризорным. На его средства был организован единственный в Симбирске общественный каток и устраивались площадки для дет-ских игр. Накануне Первой мировой войны появилась ассоциация, входившая в Лигу по борьбе с туберкулезом. Каждую весну в День белой ромашки на улицах продавались бумажные цветы, изготовленные членами ассоциации. Так, в 1912 году было собрано четыре тысячи рублей, в 1913 — около трех тысяч на строительство противотуберкулезной больницы, в которой бесплатно работали лучшие врачи, принимавшие малоимущих симбирян.

«ДО»: — Год назад в регионе насчитывалось 7049 некоммерческих организаций (НКО), из которых 3482 — государственные и муниципальные учреждения, 3576 — разнообразные структуры гражданского общества (многие работают без образования юридического лица). Непосредственно общественных объединений зарегистрировано около полутора тысяч.

Татьяна Сергеева: — Даже учет этих организаций представляет большую сложность. Приведенные данные были получены благодаря большой добровольной работе студентов. Очень много проблем возникает в муниципальных образованиях. В последние годы появилась возможность государственной поддержки общественных организаций через систему грантов, но без образования юридического лица это неосуществимо.

Спектр общественных организаций чрезвычайно широк. Это и спортивные, и экологические, и ветеранские, профсоюзные, религиозные, национальные, и созданные по профессиональному признаку. Уже хорошо, если даже всего 10% из них действительно работают, но перспективы для развития «третьего сектора» огромны. Его развитию должны содействовать и власть, и более продвинутые институты гражданского общества. Все начинается с активности, однако нужны профессионально подготовленные менеджеры.

В 2007 году принят закон «О взаимодействии органов государственной власти Ульяновской области с негосударственными некоммерческими организациями». Нужна не только методическая помощь, но и финансовая поддержка (по крайней мере, тех, кто действительно активен). В законе предусмотрено несколько ее видов. В муниципальных образованиях это льготы по аренде помещений. Существуют гранты, хотя получить их непросто: этому надо учиться. Есть также социальный заказ, когда общественные организации могут выполнять государственные функции. Правда, механизм конкурсного распределения таких заказов не отработан. А вступившие в силу поправки к Бюджетному кодексу определили очень узкий круг НКО, которые вправе участвовать в грантовых конкурсах. Этот вопрос губернатор Сергей Морозов поднимал на совете, обсуждавшем данную тему на уровне полномочного представителя президента РФ в Приволжском федеральном округе. Инициативу оформили законодательно в Законодательном собрании области и направили в Госдуму. Мы также изучили опыт Тольятти, где существуют фонды местных сообществ. Такая методика отрабатывается и в Ульяновске. Бесспорно, «третий сектор» может влиять на становление институтов гражданского общества, и власть обязана оказывать этому содействие.

Константин Долинин: — Многие НКО пугает ведение бухгалтерского учета. Они хотели бы формализоваться, но не могут, потому что, как только проходят все круги регистрации, возникает необходимость бухгалтерской отчетности. Нет расчетного счета — нельзя получить деньги от спонсоров и участвовать в грантовых конкурсах. Чрезмерное ужесточение режима регистрации и контроля за деятельностью НКО мешает им делать больше действительно полезного. А если бизнес поможет НКО вести бухучет?

Екатерина Максимова: — Однажды мне надо было просто изменить данные в учредительных документах НКО. Но когда узнала, сколько бумаг предстоит переоформить, испугалась и подумала: «Нет, пусть штрафуют». Часто вопрос упирается в уровень компетенции чиновников, когда они перегибают палку и боятся, что кто-то с них спросит. Любое государство вправе требовать отчетности от НКО, если оно в них вкладывает средства. На Западе такая отчетность гораздо более сложная и объемная. Но внушительна и сама поддержка, а темпы развития «третьего сектора» опережают темпы развития бизнеса. Притом есть сайты, где размещена полная информация об НКО. Мы предложили создать такой же федеральный сайт с условием, что он будет использоваться на благо НКО. Мы хотим быть прозрачными для государства, чтобы оно поняло: за «третьим сектором» будущее. Конечно, нужно готовить специалистов.

Руслан Гайнетдинов: — Понятно, что сами мы не сможем изменить законодательство. На самом деле все проблемы связаны с Федеральной регистрационной службой. К примеру, перерегистрируя наше НКО, мы затратили около полутора лет, хотя с бухгалтерией все было в порядке.

Елена Омельченко: — Мы проводили исследования среди молодежи, интересуясь, готовы ли опрашиваемые участвовать в каких-то проектах, что знают об НКО и их целях. Выяснился очень низкий уровень компетентности в этих вопросах. Еще был проект, связанный с изучением информации в Интернете. Сайтов, из которых можно узнать о деятельности НКО, очень мало. Причем они, как правило, пополняются малопривлекательной и формально организованной информацией. Формируется полубюрократическое отношение к этому виду деятельности. Самое интересное — уровень доверия к «третьему сектору» по ассоциации с государственным сектором достаточно низкий, в общественном сознании четкого разделения между ними до конца так и не произошло. Нужно всем сотрудничать в продвижении и объяснении миссии «третьего сектора». Это очень серьезная задача.

Екатерина Максимова: — Полтора года назад мы открыли сайт, который пользуется бешеной популярностью (более миллиона посещений за год). Всячески стараемся продвигать информацию об НКО, рассылая ее, занимаемся правовым обеспечением деятельности объединения. Учим молодежному лидерству в общественном секторе, навыкам добровольчества и волонтерства. И постепенно молодежь, занятая в некоммерческом секторе, можно сказать, заболевает общественной деятельностью. Замечено, что молодые люди, увлеченные добровольчеством, как правило, впоследствии активнее занимаются благотворительностью. То есть постепенно формируется новое поколение людей, поддерживающих «третий сектор». Уже есть желающие посвятить себя работе в нем, но не хватает предложений.

Владимир Ефимов: — Если бы я знал, что такое гражданское общество, мы бы двигались в одном направлении. Что такое НКО? Оно зарабатывает средства, используя их на себя без получения прибыли на цели, определенные уставом. НКО восполняют нехватку рабочих мест, причем в том секторе, которым не всегда активно занимается государство. А общественные объединения работают на основе собственных интересов. И гражданское общество должно помочь человеку стать гражданином, то есть усвоить какие-то нравственные категории, патриотизм, правовые знания. И здесь мы находимся как раз на краю между властями и народом. Считаю, что пока у нас нет среды, в которой можно было бы создавать гражданское общество на основе справедливости, нравственности и патриотизма. Этому мешает расслоение общества и по уровню жизни, и по взглядам.

Александр Рябушко: — Каждая из общественных организаций ориентируется на определенную аудиторию. И когда эти организации начинают о себе говорить и пытаются заинтересовать людей своей деятельностью, то обращаются ко всем сразу, что не дает результата. PR-клуб изначально ориентировался на конкретную аудиторию, состоящую из специалистов, занимающихся «пиаром». Иначе можно не только ничего не добиться, но и настроить против себя людей, которых не интересует наша профессиональная деятельность.

Екатерина Максимова: — Мы не можем отделить реально НКО, которые не используют прибыль, от НКО, фактически являющихся коммерческими. Тому пример — организации автоперевозчиков, действующие в Ульяновске. А у нас НКО почему-то считают организации, где вообще не платят зарплату.

Руслан Гайнетдинов: — Наша ассоциация объединяет коммуникационные агентства Ульяновской области, занятые в рекламном бизнесе, и частных предпринимателей. Есть много проблем, особенно в сфере наружной рекламы, решать которые приходится в судах. Защищать свои интересы гораздо удобнее и выгоднее сообща. Около десяти процессов уже выиграно у мэрии Ульяновска: такого опыта нет ни у кого в России. Единственная проблема: суд не рассматривает ассоциацию как лицо, интересы которого пострадали.

Дмитрий Подымало: — В ФРГ, являющейся одним из лидеров в создании институтов гражданского общества, в Федеральное объединение союзов немецких работодателей входят около 90% промышленных организаций страны. Ни один закон не может быть принят, если не пройдет согласования в этих союзах. И взносы, которые платят члены данных организаций, учитываются при налогообложении. В США в Национальной ассоциации промышленников, являющейся мощным лоббирующим органом в парламенте страны, объединены более 50 тысяч предприятий. А в России государство никак не хочет выпустить из рук бразды правления. Главное для общественных организаций на Западе — защита и лоббирование своих интересов, создание инфраструктур поддержки предпринимательства, совершенствование законодательства и участие в общественно-политических процессах. А много ли у нас выдвинуто представителей от предпринимательства в избирательных округах? И многие предприниматели пытаются решить свои проблемы в одиночку. Однако если власть не создает себе оппонентов, она стагнирует.

Владимир Ефимов: — Общественная палата создана для того, чтобы сплотить большинство общественных организаций и вести диалог с властью. К сожалению, нас организовывают сверху, а кто будет думать о народе? Мы должны идти сплоченной колонной, и тогда нам поверят. С нами нужно посоветоваться, прежде чем что-то сделать. Общественный контроль, которым по закону мы можем воспользоваться, — это рекомендация, к которой могут прислушаться или нет. В свое время существовал экспертный экономический совет при Законодательном Собрании области, которому, в частности, многого удалось добиться при защите интересов предпринимателей.

Руслан Гайнетдинов: — Сейчас подобные советы действуют при губернаторе и мэре Ульяновска. Они предоставляют неплохие возможности для того, чтобы добиться результатов в диалоге с властью. Один из зачатков передачи части полномочий обществу — создание экспертно-консультативного совета по социальной рекламе при мэрии Ульяновска.

Евгения Кривова: — Если для НКО уже наметились возможности деятельности в правовом поле, то с общественными организациями — совсем иная ситуация. Деньги должны зарабатывать они сами. Мы — некоммерческая образовательная организация, входим в Национальную ассоциацию центров охраны труда и готовы заниматься просветительской деятельностью на добровольных началах. Проблем действительно много, но я считаю, что все-таки должен превалировать оптимизм.

Ведь много десятилетий мы жили вне правового поля, и теперь постепенно и сообща должны строить гражданское общество.


Опубликовано 20.02.2008

 
webmaster@ul-rspp.ru
webmaster@ul-rspp.ru
Все права на данный сайт принадлежат РОР "СППУО".    Copyright, 2005-2011
IWSK